Эротические рассказы. Личный подход
Регистрация | Вход
Личный подход

Все персонажи и действия вымышлены, к реальным событиям не имеют никакого отношения.

Nil desperandum! (Никогда не отчаивайся! Латынь. Из Горация.)

Я сидела на стуле и горько рыдала. Судебные приставы недавно ушли, прихватив с собой компьютер, ноутбук и телевизор. Даже смартфон изъяли. До этого они забрали холодильник и стиральную машину и вынесли мебельный гарнитур. Квартира опустела и от малейшего звука по ней разносилось гулкое эхо. Рядом со мной лежала копия постановления о конфискации имущества за долги. Так же имелось решение суда о выселении меня из квартиры. Ну и куда я пойду? На вокзал? В приют для бомжей? На городскую свалку? Эти варианты меня не устраивали и пугали. Если меня выселят, а юридически это уже произошло, то без прописки я потеряю работу и что тогда? На какие шиши и где я вообще буду существовать? Мы с моим адвокатом подали иск о пересмотре дела и пытались обжаловать решение суда о моем выселении, но надежды было мало. Что-ж, как говорится, от тюрьмы и от сумы... И я разрыдалась уже до истерики. Ну и ладно. Повешусь. Выброшусь из окна или утоплюсь. Или под машину, а лучше на трамвайные рельсы.

В коридоре стукнула дверь и послышались гулкие шаги. В комнату вошла эпатажная молодая дама в сопровождении двух громил в черных костюмах, которые тут же встали по бокам от входа, заложив руки за спину. Женщина смерила меня презрительным взглядом и по-хозяйски прошлась по комнате, осматривая стены и окна.

- Ну что-же, неплохо - проговорила она - квартирка так себе, но для офиса сгодится.

- В-вы кто? - спросила я, перестав плакать.

- Вообще-то эта хата уже моя - надменным голосом сказала она, проигнорировав мой вопрос и обращаясь скорее к стенам - а ты, надо думать, бывшая хозяйка?

- Почему бывшая? Я еще две недели могу здесь жить. Я добьюсь пересмотра решения суда - решительно ответила я и уже тихо добавила - вообще-то мне некуда идти.

- Слышь, ты, мочалка облезлая! Да это твои проблемы. Сегодня еще можешь тут оставаться, а завтра чтобы духу твоего здесь не было. Здесь начнется ремонт. Учти, будешь выкидывать фортели и писать бумажки, тебя найдут в посадке по частям - и, приблизив ко мне свое лицо уже тихо прошипела - я не шучу и предупреждаю один раз.

С этими словами она щелкнула пальцами и один из бугаев достал из барсетки прозрачный файл с бумагами и подал своей хозяйке.

- Вот пакет документов - продолжила она, бросая файл на подоконник - прочитаешь каждую страницу и везде внизу проставишь подпись. Потом можешь убираться на все четыре стороны - и уже снисходительно добавила - ладно, так и быть - достав большой усыпанный сверкающими камешками кошелек из сумочки, вынула оттуда пять стодолларовых купюр и швырнула их сверху на файл - вечером приеду за документами. Вот так запросто бросила сумму, с лихвой превышающую мой месячный оклад. Как кость голодной псине. Повернувшись ко мне спиной, она продефилировала к выходу и громилы молча последовали за ней. Дверь хлопнула и я осталась одна.

... Я постепенно влезала в долги. Зарплаты катастрофически не хватало, и я пахала сразу на трех работах. Ничего, молодая, выдержу, справлюсь. Поначалу мне казалось, что я сверну горы. Мне хотелось всего и сразу, и я влезла в два кредита и в ипотеку, продав убитую хрущебу на задворках города, которую мне дали сразу после детдома. Но вкалывать на трех работах оказалось совсем непросто. Я везде опаздывала и спала на ходу. И вначале один шеф, а потом уже и другой, предложили по-хорошему написать заявление, как говорится, по собственному. Оставшись на одной работе я уже не могла платить по кредитам вовремя и задолженности росли. Росли и проценты. Помочь мне было некому и на меня наваливались апатия и безысходность. Все произошло как-то быстро и в один момент. Сначала описали имущество, а затем и квартиру. И вот я сидела одна в пустой комнате и плакать уже не могла.

Надвигался вечер. Я пересела на старенький диван и сидела как в ступоре, когда дверь открылась и в коридоре послышался уверенный стук каблуков. Передо мной стояла утренняя визитерша и крутила на пальце ключи от машины с ярким брелком на цепочке. На сей раз она была без вышибал, но держалась вполне уверенно. Как бы угадывая мои мысли она проговорила:

- А зачем повсюду таскать их за собой. Надеюсь, ты не такая дура, и понимаешь, что ничего мне не сделаешь, и если хоть волос упадет с моей головы, тебя вынесут отсюда вперед ногами.

Она прошлась по комнате и уселась на стул, закинув ногу на ногу. Я сидела и молчала, потупив взор. Передо мной болталась ее нога в брючине, наутюженной так, что о стрелку можно было порезаться. "Следит за собой, наверное стерва еще та" - почему-то подумалось мне. Внезапно в тишине что-щелкнуло и зашипело. Звук исходил откуда-то из ее сумки и она извлекла какой-то прибор. "С вами все в порядке, Ирина Викторовна?" - послышалось оттуда.

- Все нормально, Стасик - сказала она в переговорник - и обратилась уже ко мне - документы подписала?

Я молча кивнула и указала головой на подоконник. Женщина встала и подошла к окну. Взяв в руки файл, она просмотрела документы, удовлетворенно улыбнулась и спрятала их себе в сумку.

- Я знала, что ты умная девочка и не станешь делать себе осложнения.

- Была бы умная, всего этого бы сейчас не было - впервые за все время я подала свой голос.

Она подошла и приподняла меня за подбородок:

- Подумаешь, долги. Да ты еще не знаешь, в какие долги люди залезают! И лучше тебе не знать, все равно не поверишь. А за твои копейки...

Отпустив мой подбородок, чопорная дама повернулась спиной и пошла к выходу.

Вот и все. Я на улице и в кармане пятьсот баксов на всю оставшуюся жизнь. Да какого черта! Во мне вдруг закипела злость и ненависть ко всему происходящему. Подыхать на улице или здесь, да какая разница? Ну пусть позже. Насколько? На неделю, на месяц? Да не все ли равно! Да как она вообще смеет, эта наглая особа отбирать у меня пусть призрачную, но последнюю надежду. Что, деньги дурные некуда девать? Я вдруг подскочила с дивана и в три прыжка догнала свою рейдершу и развернула ее к себе. Я молча вцепилась ей в горло изо всех сил. Однако женщина была не из слабых. Растерялась она всего лишь на секунду, и, в следующее мгновение, ее стальные пальцы клещами сомкнулись теперь уже на моей шее. Какое-то время мы стояли молча взяв друг друга за горло, затем повалились на пол и покатились по комнате.

Какая муха меня укусила? В жизни бывали у меня минуты отчаяния и безысходности, но я не сдавалась, и всякий раз, сохранив хладнокровие, выпутывалась из передряг. Меня считали деловой женщиной и, наверное, так оно и было до тех пор, пока моя же алчность меня не погубила. Я взвалила на себя слишком много и не рассчитала свои силы. Теперь же меня загнали в угол, из которого выхода я не видела, и в последнем порыве отчаяния я потеряла над собой контроль.

Мы катались по полу и крепкие руки держали мое горло мертвой хваткой. Дышать б

1 2
Эротические рассказы
WapBox.net
waplog